Top.Mail.Ru

Алексей Ивашин: "Детский бадминтон не развивается, а просто выживает"

Коротко и ясно о том, как заслуженный тренер России Алексей Александрович Ивашин оценивает отечественный бадминтон.

- Как вы познакомились с бадминтоном и стали тренером?
- Познакомился довольно странно. Отец привез из Китая ракетки и воланы. Я купил в магазине книгу Маркова «Бадминтон», изучил правила, нарисовали с ребятами мелом площадку, повесили бельевую верёвку вместо сетки и стали играть. Благо, ветер нам не мешал – двор со всех сторон был окружён зданиями. Так и проиграли целое лето, пока не сломали последний волан. А тренером стал, когда уже заканчивал сам играть. Мне начали «подсовывать» молодых. Я их не то, чтобы учил их, – просто говорил: «Делайте то же, что и я». И тогда я понял, что хочу стать тренером. И стал. Заслуженного получил за победу сборной СССР на первенстве Европы, являясь старшим тренером юношеской команды, в которой было 3 моих ученика. До этого сборная выше 6-го места на этом турнире не поднималась.

- Через ваши руки прошли тысячи бадминтонистов, чемпионов. Как сейчас спортсмены относятся к тренировочному процессу?
- Так же, как и раньше: кто-то серьёзно, кто-то менее. Первых, правда, меньше. Есть такие, что, если звезды правильно сложатся, могут очень многого достичь в будущем. Фамилии лучше не называть – все меняется быстро. Поживем – увидим.

- Вообще, как развивается детский бадминтон? И развивается ли?
- Детский бадминтон сейчас не развивается, а просто живёт... Даже выживает.

- Кто в Московской городской федерации бадминтона (МГФБ) отвечает за детский спорт? Почему МГФБ так неактивна в развитии московского бадминтона и в частности детского?
- Не знаю, кто отвечает. Многое делает Евгений Исаков, проводя с другими неравнодушными Детскую лигу. МГФБ как таковой нет – есть люди, которые на энтузиазме что-то делают.

- Почему у нас в стране такой неинтересный взрослый чемпионат России? Трибуны пусты, трансляций игр нет, даже Председатель совета спортивной Федерации не приезжает. По-моему, и денежных призов тоже нет?
- Чемпионат России проводится без зрителей и призовых, потому что руководству Национальной федерации бадминтона России (НФБР) это не надо. Он им вообще не нужен. Проводят, потому что надо отчитаться перед министерством спорта.

- А почему так мало команд у нас в клубном чемпионате России и даже Москва не представлена? Вряд ли не хватает игроков? А чего тогда не хватает? Насколько мне известно, там тоже нет денежных призов?
- Это даже не клубный чемпионат России, а Кубок НФБР. Это совсем другой статус, который не даёт возможности тренерам на местах попробовать привлечь спонсоров. НФБР это мероприятие тоже не нужно.

- Я знаю, у вас были трудности с НФБР. Как сейчас складываются отношения?
- Отношения у меня не то чтобы не сложились – их просто нет. Этого сверху не хотят. НФБР – узкий «элитный клуб».

- Алексей Александрович, Вы постоянно возите своих подопечных в другие страны на турниры? Кто финансирует эти поездки? Чья это инициатива?
- Ездим на международные соревнования с ребятами за свои деньги. Иногда кого-то удаётся вывезти за счёт спонсоров, но это редкость. Инициатива, естественно, моя. Не участвуй мы в соревнованиях, не было бы медалей у России на Первенстве Европы.

- Как вы относитесь к соревнованиям для детей «Московская детская лига»? Для чего детям нужны соревнования?
- Московская детская лига – хорошие и нужные соревнования. Они дают возможность получить игровую практику, реализовать себя.

- НФБР хоть что-нибудь делает для развития и популяризации бадминтона в России?
- Для популяризации практически ничего не делается. Как и 30 лет назад, для большинства россиян бадминтон – это пляжное развлечение, а не спорт.

- Почему в Москве не проводятся крупные турниры? На Шаболовской, к примеру, есть сертифицированный зал для бадминтона на 10 кортов с профессиональным покрытием, на базе которого создан Московский соревновательный бадминтонный центр. Почему там не проводятся соревнования высокого уровня? Неужели дорогая аренда? Или дело в чем-то другом?
- Турниры не проводятся в зале на Шаболовкой чисто из «политических» и конъюнктурных соображений. Там легко можно проводить всероссийские турниры самого высокого уровня.

- В России единственные, кто может за что-то бороться, – это Иванов и Созонов. Есть ли достойная смена лидерам сборной?
- Говорить серьёзно о смене Созонову и Иванову не приходится. Есть несколько молодых спортсменов, которые при очень большой работе, смогут вырасти в спортсменов высокого уровня. Но этого может и не случиться.

- Какие эмоции испытываете, когда вот вложили уйму сил в спортсмена, а он не оправдал ожиданий? Или предпочёл другую жизнь…
- Когда не реализуют свои возможности – разочарование и жалость за спортсмена, плюс понимание того, что и сам где-то не доработал. Когда же бросают из-за боязни набраться храбрости и много работать, не зная достигнут мечты или нет, просто очень жаль. Так появляются середнячки по жизни.

- Расскажите какую-нибудь запоминающуюся историю про волю к победе, преодоление соблазнов или наоборот про плохое поведение с последующим наказанием (исключение из команды, выход с чемоданами со сборов и т.д.).
- Примеры проявления воли – например, игра Георгия Карпова в Казани на Первенстве Европы после серьезной травмы, участие Ивана Созонова в Олимпийских играх после разрыва ахилла. Честно говоря, я не верил, что он сможет сыграть, но Ваня – боец. А противоположных примеров так много, что и говорить о них не хочется.

- Как начинается ваше утро и сколько длится ваш рабочий день?
- Утро начинается обычно в 5-5.30 утра с зарядки, иначе уже трудно работать. В зале первая тренировка в 8 утра, заканчиваю в 19.30. Естественно, днём есть перерыв, но он часто тратится на организационную работу, из которой половина никому не нужна.

- Вы полностью довольны своей работой? Счастливы, что посвятили себя бадминтону? И возникало когда-нибудь желание все бросить и заняться чем-то другим?
- Я рад, что моя жизнь сложилась именно так. Иногда хочется все «послать», но это бывает крайне редко.