Top.Mail.Ru

Станислав Пухов: "Я долго не понимал, зачем мне вообще нужен спорт"

Сегодня наш гость – российский бадминтонист Станислав Пухов. Чемпион мира и Европы среди сеньоров, 9-кратный чемпион России, участник Олимпийских игр в Пекине рассказал о том, почему перестал играть пару с Николаем Зуевым, за что когда-то был выгнан со сборов, и где китайские спортсмены черпают свое мастерство.

- Здравствуйте, Станислав. Чем вы сейчас живете? Играете, тренируете?
- Живу бадминтоном. Работаю тренером в Москомспорте. Мои подопечные – здоровые и слабослышащие спортсмены. Играю сейчас уже реже, чем раньше. Стабильно – только на клубном чемпионате России. Все остальное уже больше как хобби.

- Я так поняла, вы готовите кадры для сборной. А хотели бы работать непосредственно в сборной России?
- Я хотел бы работать со сборной, но с версией, отличной от нынешней.

- А что не так?
- Нет нормальной базы, стержня, толкового финансирования, логики. В такой атмосфере работать тяжело. Дело не только в этом, а еще в подходе. Я даже в бытность членом сборной всегда пытался отпроситься, чтобы как можно меньше там находиться.

- Где же вам нравилось тренироваться?
- Был период, когда я часто летал в Китай. Тогда я в корне поменял свое мировоззрение касательно спорта и тренировочного процесса… Небо и земля по сравнению с Россией: отношение к спортсменам, условиям, тренировкам. Там все направлено на наивысший результат. Полное самопожертвование спорту. У нас бадминтон держится за счет единиц, чьими достижениями некоторое время трясут в верхах, и ненадолго этого хватает. Хромает профессиональный уровень игроков. Честно, я в свои 39 лет в состоянии обыграть наших подрастающих звезд. И это не я такой крутой. Просто такой вот уровень российского спорта…

- Мы не согласны с тем, что Пухов не такой крутой. Расскажите, как развивался профессионально Станислав Пухов?
- Не сразу. Мое прошлое – очень непростое… Было много проблем с дисциплиной с моей стороны. Я очень долгое время не понимал, зачем мне вообще нужен спорт. Для меня тренировки были местом, куда я приходил отдыхать. Это было отчасти связано с диким контролем со стороны моего папы. Я до 16-17-ти лет не гулял на улице, не тусовался, проще говоря. Школа, дом, тренировки. И так по кругу. Где я мог выйти из-под контроля? Естественно, там, где не было папы. На тренировках я занимался ерундой, и, конечно, это долго не приводило к результатам. Благодаря усилиям отца и постоянному присутствию спорта в моей жизни физически я был готов отлично, но ленился. И в один прекрасный момент меня выгнали со сборов за нарушение дисциплины.

- За что именно выгнали, если не секрет?
- Я сказал, что у меня болит спина (она правда болела) и меня освободили от тренировочного процесса, а вечером ребята позвали поиграть в большой теннис. Просто побаловаться, без напрягов. Но вернулся я все же немного вспотевший и с ракеткой в руках. Тут меня и поймали. Собрал вещи и отбыл. Потом перешел к Андрею Якушеву, который на тот момент тренировал детей. Он в меня поверил, поверил и я. Именно под его руководством я впервые стал чемпионом России.

- От чего зависит успех спортсмена?
- В первую очередь, от тренера. В победе или поражении спортсмена «виноват» тренер. Когда проигрывают мои ребята, больше всего вопросов у меня – к себе. Еще очень важно, чтобы спортсмен полностью доверял своему наставнику, был для него пустым стаканом. И только тренер должен отвечать за наполнение этого стакана.

- Как нынешние дети относятся к спорту и режиму?
- Есть некоторые проблемы… Вообще многое зависит от семьи, от воспитания. Я стараюсь давать шанс всем. Я уверен, что всегда можно исправить, научить, объяснить. Но родители должны мне доверять и поддерживать меня вне тренировочного процесса.

- Почему перестали играть пару? У вас с Николаем Зуевым были такие успехи...
- Когда Коля пришел к нам на тренировку и сказал, что хочет играть со мной пару, я опешил, мягко говоря. Во-первых, это был сам Зуев, а во-вторых, я пару-то никогда не играл! Отказаться я не мог. Волновался. Мы ужасно выступили на первых наших соревнованиях. Я тогда не знал, куда деваться, проклинал все на свете. Но опытный Зуев не отступил. Постепенно наши парные и мои одиночные результаты пошли в гору. Тогда настал другой момент… Когда мы начали играть уже на серьезных турнирах, пришло понимание того, что совмещать дальше одиночку и пару будет для меня нереально. Тут и встал вопрос: либо делать упор на пару, либо продолжать свой путь в одиночке. Определиться было действительно сложно: результаты и там, и там, были примерно одинаковыми. Но я выбрал тот, который любил всю жизнь, – одиночку. Так наши пути и разошлись.

- Ваша самая запоминающаяся победа.
- О, это был мой первый международный турнир – «Bulgaria International». Я был в какой-то нереальной форме. Пробился через квалификацию, обыграл сначала второго, а в финале и первого сеяного турнира. Я был так выжат, что даже не мог нести кубок, не понимал, где нахожусь, думал, в обморок упаду.

- На турнирах вы очень спокойны, собраны, редко улыбаетесь. Может быть, в этом секрет вашего успеха?
- Отчасти. Я стараюсь не отвлекаться, сосредотачиваться только на игре или на игре моих подопечных. Других вариантов не приемлю. Конечно, хочется поболтать со знакомыми, но я всегда чувствовал, что результату это не поможет. Мне нужно быть одному. Кстати, народ всегда думал, что я выпендриваюсь, строю из себя чемпиона, хотя многие знают, что вне тренировочного и соревновательного процессов я очень общителен.

- Вы женаты?
- Да.

- Почему не носите кольцо?
- У меня сломан тот самый палец, плюс еще на кисти были две операции. Мне некомфортно держать ракетку. Поэтому проще его не носить, чем постоянно снимать и надевать.

- А что за операции, если не секрет?
- Нууу, один раз я подрался, другой – упал со сноуборда… Трижды.

- Расскажите о каких-нибудь интересных технологиях тренировочного процесса, которые вам близки.
- Когда я первый раз прилетел в Китай, думал, сейчас увижу что-то очень крутое, типа машин, роботов, которые помогают тренировочному процессу. А секрет оказался в том, что китайцы работают на износ. У них колоссальная физическая нагрузка. Первое время я реально думал, что умру. Правда, есть и свои нюансы. Говорят, в Китае не жалеют спортсменов. Сломайся Линь Дань, на его место сразу поставят нового. А в России слишком мало талантов, чтобы давать им такие нагрузки. Их попросту некем заменить. Поэтому жалеют. А потом травмы, колени, спины… Замкнутый круг. Я хочу сломать эту систему, хочу, чтобы мышцы моих спортсменов всегда были в тонусе. Еще, например, в Китае не напрягают девочек в критические дни. Я согласен с этим. А еще интуиция. Тренер должен быть психологом, а не роботом. Иногда нужно отпустить вожжи. Перед соревнованиями, например. Тренер должен уметь видеть разницу между простой грустью и физическим утомлением своего спортсмена, то есть быть другом, но, в то же время, не позволять садиться на шею.

- Расскажите еще про Китай.
- Когда я последний раз туда летал, в центре, где мы тренировались, было в общей сложности 52 корта. И таких центров в республике, по-моему, 6. Тренеры попадают в зал по отпечаткам пальцев, везде камеры. Там же спортсмены проходят военную службу и учатся, чтобы не отвлекаться от спорта. Вот у них есть система! Китайцы, кстати, до сих пор набрасывают вручную, без пушек. Это опять же показатель отсутствия лени. Еда… У них настолько сбалансированный рацион – встаешь из-за стола и чуть ли не летать готов.

- Вернемся в Москву. Как вы оцениваете роль Лиги Бадминтонистов и Московского соревновательного бадминтонного центра в популяризации бадминтона?
- Оцениваю очень хорошо! Такая деятельность – это огромный шаг в популяризации бадминтона. Это новые люди, свежие идеи, информация, интересная для человека, который ничего не знает про наш вид спорта.

- Какие у вас хобби?
- Зимой – сноуборд, летом – велосипед, особенно по пересеченной местности. Очень люблю электронную музыку. А вообще я меломан: от Джексона до Антонова.  

- Расскажите что-нибудь личное.
- У меня 3 месяца назад родилась дочка Анисия. Вторая. Я очень счастлив! Думал, будет мальчик – для полного комплекта. Но, видимо, судьба моя – быть окруженным девчонками. И я очень этому рад!